Выборочный поиск
Подписка на дайджест
E-mail*:

CSS Drop Down Menu by PureCSSMenu.com CSS Drop Down Menu by pureCssMenudown.com
» » » » Александр Кынев: «Им придется учиться, чтобы не давать пищи для анекдотов». Известный политолог о новом поколении губернаторов-технократов, которым доверено «устаканить» проблемные регионы перед выборами Путина

Александр Кынев: «Им придется учиться, чтобы не давать пищи для анекдотов». Известный политолог о новом поколении губернаторов-технократов, которым доверено «устаканить» проблемные регионы перед выборами Путина
 
Александр Кынев: «Им придется учиться, чтобы не давать пищи для анекдотов». Известный политолог о новом поколении губернаторов-технократов, которым доверено «устаканить» проблемные регионы перед выборами Путина
(15.02.2017)



Глав Новгородской и Рязанской областей, Бурятии и Пермского края поменяли на молодых технократов, чтобы оживить политический пейзаж накануне выборов президента России, считает доцент Высшей школы экономики и эксперт комитета гражданских инициатив Александр Кынев. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассуждает о новом тренде кадровой политики Кремля и о том, почему позиции Рустама Минниханова и Рамзана Кадырова по-прежнему незыблемы.

«К МОМЕНТУ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ АДМИНИСТРАТИВНЫЙ РЕСУРС ВО ВСЕХ РЕГИОНАХ ДОЛЖЕН БЫТЬ ПОЛНОСТЬЮ МОБИЛИЗОВАН»

— Что стало причиной отставок губернаторов Рязанской и Новгородской областей?

— Ушедшие в отставку Олег Ковалев в Рязани и Сергей Митин — в Новгороде большими рейтингами никогда не отличались. Они оба варяги, люди для регионов внешние. Хотя Ковалев из соседнего региона, из Московской области, но все равно он не рязанский. Оба экс-губернатора были жесткими по отношению к местным элитам. У обоих и конфликты были с этими элитами, и с общественностью отношения были плохими, и выборы в этих регионах сопровождались скандалами. Выборы губернатора в Новгородской области в 2012 году, и в Рязанской были сверхскандальными, когда не допускали к участию в них реальную оппозицию. В Рязани главный оппонент Ковалева даже снялся с выборов. На мой взгляд, Рязань политически при Ковалеве просто деградировала. Регион, который ранее считался довольно конкурентным превратился за последние 10 лет в зону массовых нарушений на выборах и фальсификаций.


В Новгородской области, слава богу, таких скандалов не было. Однако там сложилась ситуация тяжелого, затяжного конфликта губернатора Митина со всеми местными элитами. Самые яркие примеры: конфликт администрации области с администрацией Великого Новгорода, скандал в прошлом году с недопуском новгородского списка «Яблока» на выборы в Госдуму. Были также скандалы вокруг самой администрации области: два вице-губернатора оказались героями криминальной хроники.

— Теперь уже бывший глава Агентства стратегических инициатив Андрей Никитин назначен врио губернатора Новгородской области, в Рязань на место Ковалева пришел бывший мэр Калуги, депутат Госдумы Николай Любимов. Приход на губернаторские посты таких относительно молодых управленцев означает курс Кремля на либерализацию политики в регионах?

— Вряд ли это серьезный курс на либерализацию. Пока это не более, чем символический жест: смотрите, мы назначаем молодых, прогрессивных технократов. Часть из них имеет отношение к региону, куда назначают того или иного и.о. главы, часть не имеет, поскольку, видимо, местных кадров не нашли. Но как эти молодые технократы будут работать на политических должностях губернаторов — это пока загадка. Имиджевый плюс федеральная власть благодаря такой кадровой политике получит, но нет ответа на вопрос, получатся ли из этих назначенцев яркие публичные политики.

— Ранее произошла смена глав Пермского края и Республики Бурятия. Череда досрочных губернаторских отставок — это подготовка Кремля к выборам президента России?

— В обоих регионах в этом году предстоят плановые выборы. Главы этих субъектов ушли в отставки на несколько месяцев раньше истечения срока своих полномочий. Таким образом, новым исполняющим обязанности глав Бурятии Алексею Цыденову и Пермского края Максиму Решетникову, точно также, как Никитину и Любимову, дано несколько дополнительных месяцев на подготовку к выборам. Тем более, что это люди широко, публично обывателю неизвестные. То же самое могло случиться несколько позднее, но решили дать им фору для раскрутки. Решение сдвинуть срок смены губернаторов в проблемных регионах также связано с тем, что в марте 2018 года в России пройдут президентские выборы. Как показывает практика, кадровые перестановки ведут к тому, что админресурс в период таких перестановок на региональном уровне ослабляется, поскольку из-за отставок губернаторов одни неформальные связи нарушаются. а другие еще не успели сформироваться. Соответственно, административная машина работает хуже. Именно поэтому дается примерно год до президентских выборов, в расчете на то, что в проблемных регионах новые администрации как-то устаканятся и всякие шероховатости, которые бывают, когда в массовом порядке меняются чиновники, за это время будут устранены. К моменту президентских выборов административный ресурс во всех регионах должен быть полностью мобилизован — отсюда и досрочные отставки губернаторов. Другой логики в том, чтобы заменять главу региона на считанные месяцы раньше истечения срока его полномочий, никакой нет.

— Почему Кремль решил сменить глав Пермского края и Бурятии? Чем Виктор Басаргин и Вячеслав Наговицын не устраивали федеральный центр?

— В этих регионах разные ситуации, приведшие к тому, что губернаторам не дали баллотироваться на следующий срок. В Пермском крае губернатор был не местным. У Виктора Басаргина отношения с местными элитами, с общественностью в регионе, мягко говоря, не сложились. В первый период его губернаторства со стороны пермской общественности были позитивные ожидания. Был, например, создан специальный консультативный орган, куда стали приглашать общественников. Но он собирался всего пару раз и на этом все закончилось. Надежды на нового губернатора как быстро возникли, так же быстро и развеялись. В дальнейшем администрация региона не просто игнорировала местную общественность. а стала закрывать и уничтожать те площадки для диалога власти и общества, которые в регионе существовали. Самый известный случай: «Пермь-36» — музей истории политических репрессий, который во многом стараниями администрации Басаргина прекратил свое существование. Также закрыли фестиваль «Пилорама», который проходил в течение многих лет и т.д. В крае шла откровенная конфронтация власти и с общественностью, и с местными элитами, и с местным бизнесом. Показательно, что Пермский край был одним из немногих регионов, где даже на праймериз «Единой России» в прошлом году по сути дела победила оппозиция — один из наиболее оппозиционных по отношению к региональным властям бизнесменов выиграл эти праймериз по региону и стал в итоге депутатом Государственной Думы. По совокупности все эти вещи и привели к тому, что решение не назначать вновь Басаргина было принято.

— А Бурятия? Наговицын правил там 10 лет и вроде всех устраивал.

— Что касается Бурятии, то, да, Вячеслав Наговицын отработал два срока. Он, как и Басаргин, был изначально варяг, он до этого работал в Томской области. Но вот Наговицын был как раз довольно неплохим губернатором. В отличие от многих других назначенцев-варягов он не стал привозить с собой целый эшелон внешних менеджеров, а пытался работать с местными кадрами. Регион — очень сложный с точки зрения состава элит, и Наговицын вел себя, на мой взгляд, достаточно аккуратно. Никаких гонений на оппозицию, посадок, ничего этого при нем в республике не было. Конфликты были, но носили они исключительно рабочий характер. Вел себя губернатор с поправкой на условия современной российской политики вполне цивилизованным образом. Понятно, что были и в Бурятии недовольные, но, если сравнивать с другими регионами, с тем, как вели себя другие назначенцы, Наговицын был одним из наиболее приличных случаев губернатора-назначенца.

— То есть в отставку его отправили исключительно по формальным основаниям — два срока просидел и хватит?

— Да, просто прошли два срока. А так, никаких ярких скандалов с Наговицыным связано не было. Правда, и какой-то бешеной популярности тоже не было. Вел он себя в целом аккуратно. Те, кто был недоволен Наговицыным в Бурятии, просто плохо знают, что творилось в других регионах в последние годы.

«ПУТИН ПРИНИМАЕТ ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ, НО С УЧЕТОМ РАНЕЕ ПРИНЯТОГО КОЛЛЕГИАЛЬНОГО»

— Когда в прошлом году Владимир Путин начал назначать в регионы людей из ФСО, многие эксперты заговорили о том, что скамейка запасных совсем опустела. Но вот теперь мы видим приход на губернаторские посты людей из федерального (Цыденов), московского (Решетников) правительств, муниципалитетов (Любимов) и институтов развития (Никитин). Это что за «племя младое, незнакомое»?

— Центр периодически экспериментирует с региональными назначениями. Пытаются пробовать разные варианты. Назначения губернаторов фактически продолжаются с 2005 года, хотя выборы вроде вернулись, но все равно главы регионов фактически назначаются. Были разные источники пополнения губернаторских рядов за эти годы. Была попытка привлекать муниципалов — при президенте Дмитрии Медведеве, когда шли масштабные назначения губернаторов в 2010 году. Был также период массового назначения варягов. Потом пытались искать золотую середину, чтобы губернатор был представителем региона, но с федеральным опытом. Но на самом деле единой стратегии не было никогда. В каждом конкретном случае при назначении губернатора работали свои факторы. Учитывались, например, интересы представленной в конкретном регионе федеральной бизнес-группы, или необходимость пристроить какого-то федерального чиновника. Тот же Басаргин, например, он же с поста федерального министра (министра регионального развития — прим. ред.) перешел в Пермский край в свое время. Не было одного сценария, работали разные лоббистские схемы, именно поэтому на выходе получался разный результат успешности или, наоборот, провала того или иного губернатора.

В прошлом году действительно была попытка ряд силовиков назначить руководить регионами. Сейчас мы видим следующую волну — публично обозначить приход в политику новых молодых менеджеров-технократов. При этом иногда, вроде бы, из региона, руководить которым ставится тот или иной кандидат, или соседнего субъекта РФ, но и с опытом работы в федеральных органах власти. Пока таких субъектов, куда пришли молодых губернаторы-технократы шесть — Севастополь, Калининградская область, Пермский край, Бурятия, Новгородская и Рязанская области. Общее у новых глав этих регионов то, что все они люди молодые. С точки зрения имиджа это должно смотреться привлекательно. В силу молодости они должны быть избавлены от многих недостатков прежних лидеров, шире смотреть на мир, лучше понимать современные технологии, что такое информационное общество и т. д. Что же касается минусов, то, прежде всего, новые губернаторы, как правило, не обладают никаким опытом публичной политики. Вся их работа проходила внутри каких-то администраций, ведомств, министерств. Эти молодые менеджеры работали исключительно внутри закрытых подразделений властной пирамиды. Заниматься публичной политикой, когда твое каждое слово, каждый жест и поступок на виду, они вряд ли умеют. Им придется учиться тому, чтобы, произнося те или иные речи, оценивать их публичные последствия, чтобы не выглядеть глупо и не давать пищи для анекдотов. Вот с этим — минус. Никакого опыта публичной борьбы у этих назначенцев нет. Они никогда в жизни никуда не баллотировались. Нигде, кроме кабинетов каких-то корпораций, их никогда не видели. Может быть кто-то из них станет ярким политиком и раскроется, а может, и нет. Это пока вопрос без ответа. По Калининграду мы видим, что попытки молодого технократа превращаться в публичного политика бывают не всегда удачными. Иногда звучат очень странные заявления. У нового и. о. калининградского губернатора Антона Алиханова было уже несколько совершенно неуклюжих действий, связанных, например, со странными шевронами (якобы националистическими — прим. ред.) на его куртке, что уже обсмеяли блогеры. Или борьбы главы области с бобрами... Такие вещи должны заранее просчитываться, когда человек занимается публичной политикой.

— Можно сказать, что Решетников, Никитин и другие — это креатуры нового кремлевского куратора внутренней политики Сергея Кириенко?

— Я бы не стал так говорить. Попытка мерить всех с позиции, кто чья креатура — это неправильно. Каким бы влиятельным не был Сергей Кириенко, решение по назначению и. о. губернатора принимает всегда не один человек.

— Даже, если этот человек президент Путин?

— Путин принимает окончательное решение, но с учетом ранее принятого коллегиального решения. Вообще гораздо логичнее смотреть географию: где назначенный губернатором человек работал, с кем работал, какие посты занимал, с какими группами влияния имел контакты по роду своей деятельности. Здесь биографии Решетникова, Никитина, Любимова и Цыденова наиболее интересны. Они, например, никакого отношения к Росатому, который ранее возглавлял Кириенко, никогда не имели.

«ВЕРОЯТНОСТЬ НОВЫХ ГРОМКИХ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ С ГУБЕРНАТОРАМИ, ДОСТАТОЧНО ВЕЛИКА»

— Эксперты называют несколько регионов, где может произойти смена губернаторов в самое ближайшее время. Каков ваш прогноз на этот счет?

— Называют те регионы, где в этом году истекают полномочия губернатора, и пройдут выборы. Очевидно, что решения по ним в любом случае надо оперативно принимать. Кремлю нужно определяться: либо губернатором остается тот, кто есть, либо назначается кто-то новый. Если так, то нужно срочно решать, кто новый. Это первоочередные проблемы. Есть и второй ряд — проблемные регионы, где есть конфликты, скандалы, но там губернаторы уже прошли какую-то электорально подобную процедуру за последние годы. Там решения тоже вроде бы нужно принимать, но можно и подождать, поскольку в региональной политике есть задачи более срочные. К самым срочным сейчас относятся Республика Карелия, полномочия главы которой вскоре заканчиваются. Есть и другие регионы, по которым существует конфликтная ситуация, и по которым в последние месяцы постоянно обсуждается тема возможных замен губернаторов. Это Алтайский край, Самарская область, насколько мне известно, обсуждение такое идет по Якутии, целый ряд скандалов, связанных с губернатором, имел место и в Приморском крае.

— Вы ожидаете, что будет достаточно масштабная смена губернаторов в этом году?

— Смотря что считать масштабной. Таких массовых замен глав регионов, как были в 2010 году или в 2012-м, на этот раз не будет. Какое-то количество перемен во власти тех или иных регионов еще произойдет, но я не думаю, что речь будет идти о десятках губернаторов, которые в этом году потеряют свои места.

— Отставки будут точечными?

— Они будут достаточно существенными, но не массовыми. В 2010 году, например, речь шла о десятках отставок и новых назначений губернаторов. Весной 2012 году тоже речь шла о довольно существенном числе новых назначений. На этот раз число смен первых лиц в регионах вряд ли сильно выйдет за пределы десятка.

— Повторение масштабных «зачисток» региональной элиты, как это произошло в вашей родной Республике Коми, где на скамью подсудимых отправился губернатор Вячеслав Гайзер и многие члены его команды, на этот раз возможно?

— Это трудно прогнозировать. Каждый такой скандал федерального уровня, как дело Александра Хорошавина (экс-губернатор Сахалина — прим. ред.), дело Вячеслава Гайзера или дело Никиты Белых (экс-губернатор Кировской области — прим. ред.), это особый случай, который требует особых согласований. Вспомним, что все эти аресты губернаторов происходили довольно внезапно и готовились в обстановке особой секретности. Вероятность каких-то новых громких дел, связанных с губернаторами, достаточно велика, потому что тема борьбы с коррупцией слишком важна, чтобы отдавать ее оппозиции. Поэтому, скорее всего, какие-то уголовные дела будут. Но против кого конкретно из глав регионов, говорить сложно.

«СМЫСЛ В ПРОИГРЫШЕ ПРОВЛАСТНОГО КАНДИДАТА В КАКОМ-ТО ИЗ РЕГИОНОВ, НА МОЙ ВЗГЛЯД, ЕСТЬ»

— Насколько весомо и ярко в предвыборную кампанию Владимира Путина, который, скорее всего, пойдет в марте 2018 года на очередной президентский срок, будет включен региональный аспект, в том числе в плане громких «посадок»?

— Федеральные выборы — это все-таки тема, важная для всей страны. Регионы здесь в первую очередь важны в том смысле, что во время президентской избирательной кампании с их стороны не должно быть никаких раздражающих факторов. Центр в период выборов заинтересован в том, чтобы купировать те проблемы, которые провоцируют активное раздражение деятельностью власти, пока это раздражение не перешло на сам федеральный центр. В тех регионах, где налицо конфликты, очевидные информационные войны компроматов и т. д., целесообразно заранее провести смену власти, чтобы к президентским выборам все успокоилось.

Есть и общеполитический аспект пристального внимания к регионам в преддверии президентских выборов. После выборов в Госдуму прошлого года, когда у нас уровень политической конкуренции резко снизился, более пристальное внимание к регионам со стороны центральной власти должно поднять интерес населения к выборам в принципе. Есть общее ощущение не то, что усталости, а даже, скорее, разочарованности в политике: все одни и те же, ничего не происходит. Поэтому власти необходимо вызвать у избирателей какую-то надежду и интерес к выборам, прежде всего, президентским. Хотя бы добиться на них приличной явки. Если исходить из того, что интриги на самих президентских выборах, скорее всего, не будет, то можно вызвать интерес к политике в каких-то проблемных регионах, что могло бы быть неким компенсирующим шагом с точки зрения реакции общественного мнения. Ну, не будут обсуждать президентские, пусть хотя бы обсуждают губернаторские выборы. Куда-то нужно направить потребность людей в политической интриге.

— Может интрига закрутиться так, что в каком-то регионе Кремль допустит даже проигрыш кандидата от партии власти?

— Смысл в проигрыше провластного кандидата в каком-то из регионов, на мой взгляд, есть. Решатся ли в Кремле на это, я не знаю.

— У нас есть два главы регионов — Рустам Минниханов в Татарстане и Рамзан Кадыров в Чечне, которые считаются несменяемыми. Они таковыми и останутся в новом политическом цикле?

— Есть регионы, которые на особом счету, в них очень сильные региональные элиты, с которыми всегда федеральный центр обращается особо бережно.

— Вы хотите сказать, что в таких регионах, как Татарстан, первое слово по поводу того, кто должен быть местным лидером, всегда остается за региональной элитой, а не за Москвой?

— Я бы сказал так: есть определенный тип регионов, руководство которых в принципе имеет федеральное значение. Соответственно, решение по таким региональным лидерам принимается в особом порядке, и позиция местных элит в конечном счете учитывается в гораздо большей степени, чем по тем регионам, где такого значения нет.

— Политическое положение конкретно Минниханова и Кадырова, на ваш взгляд, будет оставаться прочным и в новом политическом сезоне, накануне и после выборов президента России?

— Я думаю, что и в случае Татарстана, и в случае Чечни политическому положению главы региона абсолютно ничего не угрожает.



Александр Владимирович Кынев — родился в 1975 году в поселке Тракт Республики Коми. Окончил среднюю школу в Ухте.

В 1997 году окончил МГУ по специальности «Политология». В 2002 году там же защитил кандидатскую диссертацию по теме «Институт президента в странах Центральной и Восточной Европы. Сравнительный анализ».

С середины 1990-х годов — работал в московском Институте гуманитарно-политических исследований.

В 1996 — 2000 годах — работал в аппарате партии «ЯБЛОКО» и аппарате Государственной думы РФ.

В 2000 — 2007 годах — эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований.

В 2006 — 2012 годах — руководитель аналитического отдела Ассоциация в защиту прав избирателей «ГОЛОС».

С 2012 года — эксперт Комитета гражданских инициатив, координатор проекта мониторинга выборов КГИ.

Доцент факультета прикладной политологии НИУ «Высшая школа экономики».
2017РегиональныеФедеральный уровень



Дата: 15.02.2017 Рубрики: Региональные выборы 2017, Общая информация о выборах 2017, Аналитика
Источник: БИЗНЕС Online Место публикации: Казань
Адрес: https://www.business-gazeta.ru/article/337291 Тип публикации: Статья
Подписывайтесь на наш Telegrambot, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать Start.

Лента новостей